Главная » 2009 » Апрель » 21 » Территория бывшей Восточной Пруссии все еще полна тайн
12.39
Территория бывшей Восточной Пруссии все еще полна тайн
Один из ведущих немецких специалистов в области прусских древностей считает дальнейшее освоение археологического наследия Калининграда-Кенигсберга общеевропейской задачей.
   В интервью Deutsche Welle Клаус фон Карнап-Борхайм (Claus von Carnap-Bornheim) – руководитель археологического института в замке Готторф (Шлезвиг) - оценивает значение последних археологических находок в Калининграде и перспективы кенигсбергской археологии.
   Deutsche Welle: Господин профессор, зимой этого года при строительстве гостиницы в центре Калининграда были найдены две тысячи объектов из коллекции "Пруссия", которая долги годы считалась "пропавшей без вести". Как вы оцениваете эту находку российских археологов?
   - Это замечательный фрагмент мозаики, которую нам еще предстоит сложить, восстанавливая собрание прусской археологии. В последние годы нам удалось сделать ряд открытий: во-первых, находки из так называемого "форта номер три", во-вторых, объекты, найденные во время раскопок на месте бывшего Кенигсбергского замка. Нынешняя находка – третья удача. В данном случае речь идет об объектах, хранившихся в земельном археологическом ведомстве – тогдашнем аналоге современных структур, занимающихся охраной памятников. Мы можем быть только счастливы, что в данном случае есть возможность проведения компетентных и "умных" раскопок.
   
   - Но ведь в данном случае находки были сделаны случайно – Ваши российские коллеги были вызваны для археологического освидетельствования места, где планируется сооружении нового отеля. Откуда Ваша уверенность, что речь идет именно об объектах из археологического ведомства?
   
   - Ну, что на этом месте – возле старого замкового пруда – до войны находилось археологическое ведомство, известно давно. Для этого достаточно пролистать старые телефонные книги Кёнигсберга и сравнить их со старыми картами города. Нам известен и почтовый адрес этого особняка: Hinter Tragheim 31. Дальше важно не упустить момент и синхронизировать раскопки с началом строительных работ. Этот участок давно находится под контролем археологов. Было бы преступно проводить на нем какие-либо строительные работы, не пригласив археологов.
   
   - Известно, что с 1817 года до 1936 года оно принадлежало масонской ложе. Как долго пользовались им археологи?
   
   - Это было обыкновенное бюро – там был кабинет директора, Вольфганга Лабуна, рабочие комнаты его сотрудников. Там же находилась редакция археологического журнала "Старая Пруссия". На столах археологов – в точности как сегодня у меня и моих коллег – лежали те или иные свежие находки, над которыми они как раз работали.
   
   - Видимо, этим объясняется и тот факт, что при нынешних раскопках были обнаружены "вперемежку" объекты самых разных эпох: от бронзового века до позднего средневековья?
   
   - Я не знаю, как выглядит ваше бюро. Но если зайдете в гости ко мне – сюда, в археологическое ведомство в Шлезвиге, - ту у нас все лежит именно так: вперемежку. Кто-то что-то привез с полевых раскопок, кто-то готовит выставку и так далее.
   
   - Дальнейшие раскопки в этом ареале могут потребовать от инвестора известного изменения изначального архитектурного проекта – что, в свою очередь, влечет дополнительные расходы. Какова немецкая практика в подобных случаях?
   
   - Изменение архитектурного проекта в таком случае – стандартное требование к строителям. Такой подход практикуется во всей Европе. Я сам неоднократно оказывался в подобных ситуациях, и мой опыт доказывает: конструктивная дискуссия с инвесторами приводит к конструктивным решениям. Главное, чтобы инвесторы понимали: место, на котором они решили построить отель – не просто какая-то стройплощадка, а важный участок в историческом центре Кёнигсберга. Так что не приходится удивляться, что на этом участке могут быть сделаны археологические открытия: существуют вещи, имеющие большую культурно-историческую ценность, чем новый отель.
   
   - Коллекция Пруссия насчитывала до 450 тысяч объектов. Часть собрания находится сегодня в польском Ольштине (эта та часть коллекции, что была эвакуирована из Кенигсберга в конце войны). В начале девяностых годов порядка 45 тысяч объектов "случайно" нашлись в Берлине, в архиве академии художеств. В ходе раскопок на территории форта №3 и Королевского замка удалось в последние годы обнаружить еще несколько десятков тысяч объектов. В какой степени удается сложить мозаику?
   
   - Не более, чем наполовину. Пока. Большое значение имеют инвентарные книги, обнаруженные несколько лет назад в Калининграде и отреставрированные в Ольштине. Сейчас они, кстати, представлены в Берлине в рамках выставки, открывшейся в конце марта. Сличение этих инвентарных книг с находками разных лет – огромная и дорогостоящая работа, но если она будет сделана – мы и впрямь сможем говорить о важном шаге к восстановлению "Пруссии".
   
   - Какое значение имеют для нас, современных людей, подобные археологические коллекции? Стоит ли вкладывать столько труда и средств в подобные проекты?
   
   - Археологические собрания – уникальная возможность поднять завесу тайны над теми эпохами, в которые еще не существовало письменности. Когда на территории Восточной Пруссии появились первые крестьяне? Когда здесь начали выплавлять бронзу, железо? Как жили древние балты? Как и почему сюда в первые века нашей эры начали попадать римские монеты? На все эти вопросы могут ответить только археологи. А о том, что современное общество все больше интересуется своими корнями, свидетельствует резкий рост интереса к археологии в последние годы.
   - Где стоит искать остальные фрагменты коллекции "Пруссия"?
   - Неоднократно имели место попытки отыскать фрагменты подобных старых коллекций в замке Лохштедт, в земле Саар, или в Инстербурге (ныне Черняховске). Что касается "Пруссии", то основными "горячими точками" остаются ареал Кенигсбергского замка и, возможно, форт № 3. Хотя, конечно, нельзя исключать и других открытий: мы, археологи – мастера смотреть в прошлое, а не будущее.
   
   - Российские археологи лишь в последние годы открывают для себя археологию калининградского региона и говорят о том, что это для них – "окно в Европу", в мир европейских древностей. Насколько гармонично складывается ваше сотрудничество с российскими коллегами?
   
    - Мы абсолютно счастливы, что у нас есть такие замечательные коллеги. И речь идет не только о российских археологах, но и о специалистах из Польши, из Литвы. Предмет моей особой гордости – общий проект, который мой археологический институт в замке Готторф осуществляет совместно с российской академией наук. Речь идет о раскопках поселения Моховое под Калининградом, относящегося к эпохе великого переселения народов. Наше сотрудничество развивается столь удачно, что в пору говорить о том, что он должен стать моделью для дальнейших общеевропейских проектов.


Категория: Новости дня | Просмотров: 1278 | Добавил: kaliningradinfo | Теги: Восточная Пруссия, история, археология | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar